Сексуальность

Сексуальность

МУЖСКАЯ И ЖЕНСКАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ
Сокровенная удовлетворенность Венеры приятна и отроку и девушке, только лишь застенчивее — она и искреннее — он. Овидий, Искусство любви
СЕКСУАЛЬНОСТЬ: сходства и различия мужской и женской сексапильности — один-одинехонек из самых тяжелых вопросцев сексологии. В нем соединяется множество очень разнородных тем: анатомо-физиологические необыкновенности, сексапильные реакции, сексапильное поведение и, в конце концов, сексапильные сценарии (мотивация, эротическое воображение, высоконравственно-эстетические ценности и т.д.).МУЖСКАЯ И ЖЕНСКАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ
Сокровенная удовлетворенность Венеры приятна и отроку и девушке, только лишь стыдливее — она и прямодушнее — он. Овидий, Искусство любви
СЕКСУАЛЬНОСТЬ: сходства и различия мужской и женской сексапильности — один-одинехонек из самых тяжелых вопросцев сексологии. В нем соединяется множество очень разнородных тем: анатомо-физиологические необыкновенности, сексапильные реакции, сексапильное поведение и, в конце концов, сексапильные сценарии (мотивация, эротическое воображение, порядочно-эстетические ценности и т.д.).
С одной сторонки, эти различия коренятся в законах репродуктивной биологии. С второй сторонки, они неразрывно соединены с половыми ролями и стереотипами маскулинности и фемининности, тот или иной в различных сообществах могут не совпадать.
Как теснее не разов подчеркивалось, людская сексуальность не сводится к отдельным физиологическим реакциям и автоматизмам. Наиболее того, они сами переживаются по-различному в зависимости от наших представлений и агрегатов. Нужно открыто проговорить, что в повседневном сознании есть на сей счет множество легенд.
Выглядело бы, что быть может тривиальнее мужской сексапильности? В отличие от дам, у тот или другой все спрятано в глубине тела, мужские половые органы размещены прямо, а главнейшие сексапильные реакции — эрекцию и семяизвержение — можнож следить зрительно.
Специализированной стеснительностью мужчины тоже как бы не выдаются, секс — возлюбленная предмет мужских дискуссий. Какие уж здесь сокровенны!
Все-таки почти все характеристики людской природы нехорошо знакомы конкретно поэтому, что лежат на поверхности, выглядят самоочевидными и не завлекают подабающего интереса. До недавнего медли наука вообщем, а сексология — тем паче, водилась только мужским занятием. А интересы парней преимущественно ориентированы на дам, чем на самих себя. Книжек и исследований о женской сексапильности еще преимущественно, чем о мужской. Ежели гинекология практически так же старинна, как медицина, то андрология — детище 2-ой половины XX века, почти все люди даже не знают этого термина.
Мужская сексуальность — предмет очень пикантный. В публичном сознании и необыкновенно в самосознании самих парней маскулинность и сексуальность — практически синонимы. Дама может проговорить о для себя: «Мужчины меня не достаточно интересуют!» И никто ее за это не осудит. А ежели в неимении сексапильных интересов признается мужчина? Мы сразу заподозрим его в том, что он импотент либо, еще того дурнее, гомосексуал. «Реальный мужчина», в обыкновенном осознании этого слова,- сначала неплохой самец, его половая схожесть неотделима от его сексапильности, множество мужчины — сначала его мужская множество.
Мужская сексуальность постоянно водилась и остается предметом типичного культа. А где культ — там и легенды. А где легенды — там и ужасы, волнения и беспокойства: все ли у меня в порядке, реальный ли я мужчина?
Южноамериканский сексолог Берни Зилбергелд в близкой книжке «Мужская сексуальность» перечисляет целую дюжину всераспространенных мужских легенд:
Мы крутые ребята, в сексе для нас нет никаких проблем. Реальный мужчина не занимается этакими бабскими вещами как чувства и дискуссии.
Всякое прикосновение сексапильно либо подобать вести к сексу. Мужчина постоянно заинтересован в сексе и постоянно готов к нему. Реальный мужчина проверяется сначала в сексе. Секс — это жесткий член и то,что с ним сооружают. Секс и половой акт — одно и то же.
Мужчина обязан быть способен вынудить свойскую партнершу испытать вроде бы землетрясение либо, по последней мере, изумить ее.
Неплохой секс непременно подразумевает оргазм. Занимаясь сексом, мужчины не соответственны подчиняться дам. Неплохой секс происходит сам собой, без подготовки и дискуссий.
У реальных парней нет сексапильных тем. При ближнем рассмотрении все эти утверждения оказываются односторонними и даже совершенно неправильными.
Недоразумения начинаются с анатомии. «Реальный мужчина» из легенды непременно владеет высоким, как штык либо копье, и эким же жестким, несгибаемым половым членом. Член — основной признак мужского совершенства и массы. Это свойство и сейчас вызывает зависть, ассоциируясь с высочайшей cексуальной потенцией и способностью удовлетворить даму.
По предлогу масштабов члена есть множество самых различных легенд. Некие люди убеждены, что размахи члена соединены с высочайшим ростом и вообщем наиболее маскулинным телосложением. Вторые размышляют, что длина члена коррелирует с размахом ног, либо длиной носа, либо величиной ушей. Некие связывают ее с расовой принадлежностью, специализированную зависть вызывают негры. Счастливым владельцам могучих устройств приписывают специализированную физическую массу, смелость, спортивные заслуги. Убеждают, что у их преимущественно спермы и выше детородные потенции. Что они наиболее сексапильно возбудимы, владеют превосходнейшей эрекцией и водят наиболее интенсивную половую жизнь. В конце концов, что размахи чрезвычайно главны для дам. Кратче разговаривая, для одних парней это предмет гордыни, а для иных — унижения и зависти.
В самом тяжбе здесь все персонально. В умеренном состоянии средняя длина члена около 9 см. Все-таки в состоянии эрекции наиболее краткие члены растут посильнее высоких, так что средняя длина эрегированного члена сочиняет 16 см. Сексологи шутят, что эрекция — большая уравнительница. Вообщем, это вообщем не так главно. Дамские половые органы очень пластичны, потом короткого периода пробы они бегло «подстраиваются» под подходящий масштаб, так что сексапильное ублажение дамы зависит от масштаба члена еще младше, чем принято мыслить, а нередко и совсем не зависит.
При опросе группы юных американцев, какие характеристики наружности, по их сужденью, нравятся дамам в мужчинах, «крупный член» упомянули 15 процентов, а посреди дам этот признак указали только лишь 2 процента; еще красивее для их оказалась форма ягодиц (39 процентов), стройность (15 процентов), тонкий животик (13 процентов), глаза (11 процентов) и почти все второе.
Тем более почти все мужчины, не разговаривая теснее о мальчишках-детях, чрезвычайно беспокоятся на этот счет. В книжке «Праздничек, тот или иной постоянно с тобой» Эрнест Хемингуэй ведает, что в один прекрасный момент его приятель писатель Скотт Фитцджеральд попросил его честно ответить на один-одинехонек жизненно главный вопросец. Его супруга Зельда так Скотту, что у него грызть анатомический нехватка, из-за тот или иной он не сумеет удовлетворить никакую даму, что тяжба в размахах. «Ну, что все-таки, — произнес Хемингуэй,- отправь в контору». — «В какую контору?» — «В туалет». Потом того как товарищи возвратились в ресторан, Хемингуэй произнес: «У тебя все в полном порядке. Пойди в Лувр, взгляни скульптуры, и ты сам в этом убедишься. Только лишь учти, что себя ты видишь сверху, а скульптуры — снизу и сбоку, потому их размахи растут».- «А быть может, скульптуры неточны?» — произнес Скотт. «Нет, — произнес Хемингуэй,- они безукоризненно честны, почти все люди могли быть рады обладать экие пропорции». — «Зачем же Зельда так так?» — «До боли просто — она избавилась от конкуренции, вывела тебя из забавы, чтоб ты даже не пробовал обладать тяжба с иными дамами. Вот и все, я произнес для тебя всю правду. Ты мне веруешь?» — «Не знаю»,- ответил Скотт.
Со сторонки это смотрится комично. Но иррациональные ужасы и волнения, обусловленные выбором нереалистического образца, часто обладают длительный психический эффект, вызывая у мужчины неуверенность в для себя, тот или иной полностью реально подрывает его сексапильные потенциала.
В секс-шопах продаются особые приборы, малюсенькие вакуумные установки, тот или иной типо «развивают» и «удлиняют» член. Это чистейший обман. С подмогою таковых устройств можнож только лишь мастурбировать, да и это вредоносно. Прирастить же длину члена нельзя никакими средствами, потому что это не мускула, в нем совсем нет мышечной ткани. Как разговаривает герой китайского романа «Подстилка из плоти», «никакое зелье не способно прирастить сила орудия, желая и подсобляет продлить схватку».
Вспоминается экий вариант. В больницу неврозов поступил 20-летний юноша, тот или иной лишней мастурбацией довел себя до сердитого и полового истощения. Иногда его стребовали, для чего же он так старался, юноша ответил, что как спортсмен он считал, что, ежели желаешь развить какой-то орган, нужно его усиливать. Ему чрезвычайно хотелось замерзнуть сексапильным атлетом…
Как и размахи половых органов, мужская потенция очень персональна. Степень сексапильной возбудимости и активности, обычный для один-одинешенек мужчины, будет безукоризненно недостающим для иного и чрезмерным, непосильным для третьего. Различия эти очень значительны, и приравниваться в этом тяжбе на какие-то среднестатистические нормы — то же самое, что пробовать обуть целых жителей нашей планеты в обувь один-одинешенек и такого же, гуще в итоге — близкого собственного масштаба. Житейские рассуждения о «умеренности» либо «излишествах», не учитывающие личных расхождений, бесхитростны и смехотворны.
Ну и только лишь ли в физиологии тяжба? Сексологи шутят, что мужской «устройство» — самый ленивый (сравните, сколько медли он действует по сопоставлению с сердечком, печенкой либо свободными!) и вприбавок самый своенравный орган нашего тела. Как нередко он желает того, чего же не желает его владелец, и навыворот! Недаром он нередко персонифицируется, наделяется своим именованием и т,, д. Представление, как будто он «постоянно заслуживает», правильно только лишь для периода подростковой гиперсексуальности, где-то меж 14 и 18 годами, иногда мальчишек обуревают и часто вгоняют в краску, потому что происходят в самых неподходящих для этого обстоятельствах, мощные, невольные и долгие эрекции. У взрослых парней эрекции останавливаются наиболее избирательными. К тому же эрекция, половое возбуждение и сексапильное жажда — совсем не одно и то же.
Мужские сексапильные реакции элементарны и тривиальны только лишь на основной взор. В опытах Мастерса и Джонсон у парней «осечки» — неименье эрекции либо семяизвержения — наблюдались веско гуще, чем у дам.
Мужчина не совсем только не постоянно может, да и не постоянно желает. В отличие от мальчугана-ребенка, тот или иной терзает, с одной сторонки, гиперсексуальность, а с второй — колебание в близкой маскулинности, взрослому мужчине не требуются рекорды, но он побаивается водиться некорректно понятым. Дама, отвергающая мужчине, только лишь завоевывает почтение. Отказ со сторонки мужчины воспринимается как символ его бедности либо как собственное оскорбление. Мужчина — пленный стереотипных представлений о своей множеству, при этом это не ограничивается его сексапильными способностями, но распространяется на всю сферу отношений меж полами.
Мальчишка с ранешнего юношества знает, что он обязан быть мощным. Но наихороший метод глядеть мощным — укрывать близкие беспомощности либо то, что будто такими. Мужской образ жизни во целых возрастах различается высочайшей соревновательностью; ужас показаться слабеньким принуждает мальчишек прикидываться наиболее неустрашимыми и грубыми, чем они грызть. Частично этот нажим подсобляет формированию мужского нрава, но сразу он его изувечивает, лишая мужчину тепла и нежности.
По цельным психическим тестам мужчины во целых возрастах уступают дамам в возможности как к самораскрытию, так и к сопереживанию. Одна из часто встречающихся тем подросткового и юношеского возраста — робость. Все-таки юноши переживают ее еще болезненнее, чем девушки — ведь это «немужское» качество. А чем преимущественно приходится укрывать, тем труднее жить. В мальчишеских компаниях проявления нежности требовательно табуируются, позже это часто переносится и на дела с дамами.
Это дотрагивается и фактически сексапильной сферы. Желая мужчины самое большее молвят о сексе, они еще наиболее скрытны в этом отношении, чем дамы. В один-одинехонек южноамериканском исследовании (имелось опрошено 52 тыщи человек) юные мужчины представили, что девственников посреди их — только лишь 1 процент. Практически таких оказалось 22 процента. Какая уж здесь искренность!
Но ежели необходимо водиться мощным с товарищами, еще стыднее стать слабеньким перед женщиной! Мальчишки-дети симулируют массу, сменяя смелость бравадой, суровость — грубостью, решительность — безжалостностью, а позже это закрепляется со цельными вытекающими отсюда последствиями.
Коммуникативные трудности живут у парней не совсем только в сфере вербального (словесного) общения, да и в телесных контактах. Прикосновение, телесная ласка — наиглавнейший метод передачи всех чувственных состояний. Но в мальчишеских компаниях «телячьи нежности» запретны, допускаются только лишь грубые толчки и силовая возня. Тем паче что в период подростковой гиперсексуальности любые телесные контакты способны вызвать эрекцию и восприниматься как сексапильно-эротические, гомосексуальные.
Девченки-дети скрупулезно и многосторонне изучают собственное тело. Мальчишки этого стыдятся, потому они еще дурнее знают его потенциала. Исключение сочиняют спортсмены, но они изучат свойское тело не с точки зрения чувственных реакций, а быстрее функционально. Сведение телесного самопознания к мастурбации содействует формированию представления, что хоть какой телесный контакт располагает только лишь сексапильно-эротический смысл, как подготовка полового акта. Это суживает границы мужских чувственных переживаний и мешает мужчине оценить еще наиболее обеспеченный их спектр у дам.
Как теснее отмечалось, при целых межкультурных различиях мужской образ жизни смотрится быстрее предметно-инструментальным, тогда как дама воплощает чувственно-экспрессивное начало. Мужчину расценивают в большей степени по результатам его трудовой и публичной деятельности, как борца, добытчика, организатора, в даме же преимущественно ценятся нежность, заботливость, чувственные свойства, подсобляющие преодолевать и улаживать конфликты. Эти аспекты определяют и их самооценки, в том числе — в сфере сексапильности.
В мужском сексапильном сценарии «секс» — не столько наслаждение, иногда запретное и стыдное (к примеру, при мастурбации), сколько служба, тот или иной непременно вызывает фуррора, завершения, заслуги чего же-то (к примеру, оргазма). Тело мужчины — близкого рода «сексапильная машинка», тот или иной оценивается по ее трудоспособности и эффективности.
На основной план при всем этом выдвигаются количественные характеристики, несчастный «вал» — число дам и число сношений. Как теснее было сказано, завышенная экстенсивность мужской сексапильности частично обоснована на биологическом уровне. Но, как и в сфере материального производства, в сексапильной жизни «преимущественно» — необязательно «превосходнее». Число сексапильных партнеров и контактов далековато не постоянно перебегает в качество и приносит высшую сексапильную удовлетворенность. Время от времени наблюдается даже обратное.
Даже на девственно физиологическом, репродуктивном степени мужская множество часто оборачивается слабостью. Так как самец производит веско преимущественно спермы, чем самка — яиц, его половые клеточки делятся прытче и гуще. Но каждое новое разделение клеточки порождает вероятность каких-то незначимых нарушений, мутаций. С возрастом этот риск возрастает, потому детки наиболее старших отцов гуще мучаются генетическими нарушениями. Так что превосходнее зачинать малышей, пока вы молоды, желая старший мужчина психологически превосходнее подготовлен к исполненью роли отца.
Число, смесь, цвет, вкус, запах и вторые характеристики спермы неодинаковы не совсем только у различных парней, да и у один-одинешенек и такого же мужчины они варьируются в зависимости от множества договоров, включая рацион кормленья.
Меж иным, качество спермы усугубляется в критериях стресса. Снижение степени тестостерона и ухудшение свойства семени нередко наблюдается в боевой обстановке, при напряженной деловой активности, у приговоренных к погибели и длительное пора ждущих экзекуции. Итальянские эндокринологи, изучавшие в процесс года десятерых парней из бесплодных пар, где партнерша подвергалась исцелению, отыскали, что желая связанный с сиим стресс не влияет на сексапильное поведение парней (эротическое воображение, субъективную оценку свойства эрекции, частоту утренних эрекций, еженедельную частоту сношений, сексапильную удовлетворенность, продолжительность и качество семяизвержения), он убавляет число, частота и подвижность спермы. Это следовательно, что при лечении бесплодия у дамы, нельзя забывать и о состоянии супруга. Не замеченный впору стресс может, даже при полном физическом здоровье, сделать мужчину неспособным к оплодотворению.
Вследствие инструментальности и соревновательности близкого образа жизни почти все мужчины не доверяют своим переживаниям, им необходимы конкретные доказательства близкой сексапильной «эффективности».
Самое значимое доказательство близкой маскулинности мужчина приобретает от дамы. Конкретно потому так главен для мальчугана его основной сексапильный опыт. Ну и взрослые мужчины изменяют женам и заводят случайные отношения не совсем только и не столько из сексапильных потребностей и жажды контраста, сколько ради самоутверждения: я не дурнее иных, я еще не стар, я могу…
Но мужчина, устремляющийся сначала доказать свойскую массу, невольно превращает интимную близость в близкого рода экзамен. И нередко он «проваливается» на этом экзамене конкретно поэтому, что не ощущает себя хватить бегло и раскованно. Одно из часто встречающихся мужских сексапильных расстройств — так давать имя «исполнительская тревожность», колебание в близком «мастерстве». В бранные десятилетия этот синдром, схожий на те трудности, тот или иной иногда испытывают актеры, встречается веско гуще. Зачем?
Обычная модель сексапильного поведения склонна приписывать всю активность в этом тяжбе, начиная с ухаживания и оканчивая техникой полового акта, мужчине, забывая даме пассивную роль объекта. Мужчина — скрипач, а дама — скрипка, из тот или иной он благодаря близкому таланту и мастерству, с подмогою близкого длинноватого и могучего смычка извлекает чарующие звуки.
Требовательно разговаривая, эта модель никогда не подходила реальности — дела полов в кровати, как и в иных сферах жизни, постоянно водились быстрее партнерскими, желая нередко неравноправными. Но в сообществах, где безраздельно главенствовал двойной эталон и женская невинность до брака скрупулезно остерегалась, в данной модели все-таки был некий смысл. Собственный основной сексапильный опыт мальчишки традиционно получали с путанами либо с дамами веско ветше себя; положение «воспитанника» в сходственных ситуациях не роняло их мужского совершенства. А близких непорочных жен они целому учили сами, не боясь конкуренции и ненужных сопоставлений с кем-то остальным.
Сейчас основной сексапильный опыт подавляющее большая часть юношей получают со сверстницами (толика проституток в этом тяжбе сочиняет в США и в Западной Европе младше 3 процентов). При опросе в 1995 грам. 16-19-летних юношей и женщин в Москве, Новгороде, Борисоглебске и Ельце, выяснилось, что у юношей основным сексапильным партнером большей отчасти посещает сверстница либо женщина на год ветше либо молодее, девушки же гуще начинают с наиболее старшими партнерами. У 3-х четвертей женщин и у половины юношей основной сексапильный партнер теснее обладал какой-то сексапильный опыт.
Но ежели партнеры идиентично неопытны, у их часто появляются трудности, при этом далековато не многие юные супруги додумываются сразу обратиться за подмогою к доктору. Не считая того, юному мужчине постыдно признаться в близкой неискушенности. Это сооружает его, с одной сторонки, брутальным, а с второй — неуверенным в для себя. Либерализация половой морали упрощает положение юношей в том смысле, что им невесомее достигнуть сексапильной близости с женщиной. Но партнерские дела психологически намного труднее субъектно-объектных. Они нередко останавливаются прямодушно соревновательными.
Для робких парней и для парней, вежливых в духе идеологии мужского господства, это нестерпимо. Мысль о вероятной сексапильной опытности дамы вызывает у их панический кошмар: «Я не могу почивать с дамой, тот или иной сексапильно опытнее меня», «Я желаю жениться на девушке не поэтому, что она аккуратна, а поэтому, что она не располагает опыта».
Мужская забота о женском целомудрии по сути очень эгоистична, решающую роль в ней постоянно игрались мотивы поддержания власти, в том числе сексапильного господства над дамой. Ослабление и утрату данной власти почти все мужчины переживают как демаскулинизацию, отражением чего же прибывает повышение числа жалоб на психологическую импотенцию.
Примитивная модель «реального мужчины» неразговорчиво подразумевает поочередный ряд упрощений и вульгаризации: маскулинность сводится к сексу, секс — к половому акту, а половой акт — к семяизвержению. Даже в специальной сексологической литературе мужской оргазм чрезвычайно нередко отождествляется с семяизвержением.
В близком ежедневном опыте каждый взрослый мужчина отлично знает разницу меж а) обычным чувственным наслаждением, приносимым семяизвержением и локализованным только в половых органах; б) экстатическим состоянием, иногда прямо за последним напряжением в итоге организма должно корпоративное блаженное расслабление, испарина и т. д. и в) психическим ^чувством полета, исчезновения границ места и медли, тот или другой можнож обрисовать и выразить только лишь средствами искусства либо в религиозно-философских определениях. Все-таки мужской словарь для воссоздания высококачественной сторонки сексапильных переживаний, обычно, беднее дамского.
Общественная инструментальность мужского образа жизни порождает и техницизм сексапильного мышления, озабоченность сначала тем, как продлить эрекцию, усилить чувства, связанные с семяизвержением, и т.д.
Мужское сексапильное мышление в высшей ступени эгоцентрично. Природная кульминация интимной близости для мужчины — интромиссия, введение члена во влагалище и семяизвержение. Все «остальное» — подготовительные ласки, нежность, последующая за соитием,- будто необязательным, факультативным, без чего же можнож и обойтись. В основанию представления о сексе как о постоянном нарастании полового возбуждения, тот или другой обязательно подобать закончиться семяизвержением, лежит, в сути, опыт подростковой мастурбации — быстрей, быстрей! Амурные радости такового мужчины ограничиваются его физиологическими способностями, тот или иной с возрастом безизбежно убавляются. А совместно с ими понижается не совсем только частота, да и продолжительность брачных ласк. По словам южноамериканского сексотерапевта Гарри Голдберга, мужчины ветше 40 лет расходуют на секс младше медли, чем на бритье.
Женская сексуальность
Так, быть может, дамам невесомее? Нет. Мы лицезрели выше, что и дамские образы, и женская сексуальность описываются в различных культурах противоречиво. С одной сторонки, им приписывается асексуальность, хладнокровие и даже омерзенье к половой жизни, а с второй — беспредельная похоть, соблазн и неверность. По смышленому выражению один-одинешенек писателя, женское целомудрие — наибольшее изобретение мужчины.
Женская сексуальность «раскрыта», в сути, только лишь в XX веке. Сделали это открытие сами дамы. Рост социальной активности и самосознания дам надо содержит в себе их ресексуализацию, признание права на сексуальность и способность наслаждаться ею. Идет речь не попросту о феминистских лозунгах, а о настоящих массовых сдвигах в женском сексапильном поведении.
Желая девченки постоянно созревали ранее мальчишек, они начинали половую жизнь веско, на 5-6 лет, позднее близких сверстников. Сейчас эти различия сильно уменьшились, кое-где выровнялись, так что средний возраст начала половой жизни у юношей и женщин один-одинехонек и этот же, а часто девушки опережают в этом юношей. В Рф мальчишки по-минувшему опережают девченок. Значительно сблизились агрегата обоих полов условно допустимости добрачных касательств и длительньгх небрачных сожительств. Растет женская сексапильная активность и инициатива в брачных отношениях, современные дамы проявляют преимущественно энтузиазма к эротическим мат-лам.
Почти все различия мужской и женской сексапильности, тот или иной ранее рассчитывались природно-био, всепригодными, оказались следствием воспитания и культурных агрегатов. В XIX веке фригидность и аноргазмия водились массовыми и рассчитывались обычным явлением. Нынче процент таковых дам миниатюризируется с каждым надлежащим поколением. Посреди чешских дам, родившихся меж 1911 и 1920 годами, наиболее либо наименее часто переживали оргазм 31 процент, а посреди дам, родившихся в 1950-1958 годах,- 79 процентов. Посреди юных дам ГДР, опрошенных в 1981 году, практически постоянно либо большей отчасти испытывали оргазм 85 процентов, а в 1960-х годах — только лишь 55 процентов.
Быть может, женская сексуальность нетрудно переориентируется на мужские эталоны и нормы? Этакая тенденция реально есть, но ее не должно переоценивать. Некие различия в этом тяжбе сохраняются и сейчас.
Какую бы культурную среду мы ни брали, мужская сексуальность смотрится в корпоративном наиболее брутальной, напористой, возбудимой и несдержанной, чем женская. Сексапильная жизнь большинства парней экстенсивнее, чем дам; у их преимущественно число и выше сменяемость сексапильных партнеров (желая в бранные десятилетия эта разница приметно уменьшилась).
Великая экстенсивность мужской сексапильности значит наименьшую чувственную вовлеченность и психическую интимность. Перечисляя вероятные и настоящие мотивы вуступления в половую касательство, мужчины веско гуще именуют безличные, не связанные с определенным партнером, «сексапильные потребности». К примеру, отвечая на вопросец анкеты С. И. Голода, что их удерживает от вступления в добрачную касательство, юные ленинградки в 1960-х годах ставили на основное участок (34,5 процента) нравственные сужденья, на 2-ое (34,1 процента) — неименье половой потребности, на третье — (11,6 процента) — ужас перед последствиями; у парней на главном участке (48,5 процента) имелось неименье варианта, на втором (24,4 процента) — нравственные сужденья, на 3-ем (8,1 процента) — робость инфецирования.
Ранее различия мужской и женской сексапильности обрисовывали основным образом количественно и поясняли на биологическом уровне. К примеру, тем, что сексапильное жажда и активность зависят от тестостерона, содержание тот или иной в крови парней в пару раз выше, чем у дам. На данный момент интерес ученых завлекают наиболее мелкие высококачественные различия.
Арестуем, к примеру, эротические стимулы и образы. Издавна знаменито, что парней преимущественно возбуждают зрительные образы, тогда как у дам превосходнее развито чутье. Запахи тела мужчины не совсем только сексапильно возбуждают дам, да и содействуют нормальному функционированию дамского организма. Некие нарушения дамского менструального цикла устраняются в итоге вдыхания спустя нос аромата мужских подмышечных выделений.
Все-таки представление, как будто дамы вообщем не реагируют на зрительные стимулы, не подходит истине. Правда, дамские реакции слабее мужских: вид обнаженного жителя нашей планеты противоположного пола вызывает сексапильное возбуждение у 4 пятых парней и едва лишь у четверти дам. Но разница эта прибывает быстрее высококачественной, ежели количественной: возбуждение дам частично зависит от наличия у их сексапильного опыта, а также от нрава эротических субстанций: грубая, примитивная порнуха, тот или иной импонирует мужчинам, у почти всех дам вызывает высоконравственный и эстетический протест.
Дамы, как и мужчины, лицезреют эротические сновидения (из 500 дам, опрошенных 3. В. Рожановской, их наличие признали 240, при этом у 111 они сопровождались оргазмом) и обладают эротические фантазии. Но содержание мужских и дамских фантазий по-разному, так как эротическое воображение тесновато соединено с дифференциацией половых и сексапильных ролей. К примеру, в сексапильных фантазиях студентов — парней Мичиганского института преобладали грубые сцены с очень сексапильными, но не необыкновенно чувственными персонажами; эротические фантазии студенток водились наиболее разнородны и чувственно покрашены.
В второй серии тестов студенты прослушивали звукозапись пары рассказов, из тот или другой одни водились грубо-эротическими, вторые — романтическими (изъяснение в любви, без телесной близости), а третьи — эротико-романтическими, включавшими как сексапильные, так и амурные составляющие. Кроме того, что испытуемые ведали о близкой реакции, их половое возбуждение фиксировалось беспристрастно, с подмогою особых устройств. Более возбуждающими как для парней, так и для дам оказались эротические и эротико-романти-ческие сюжеты; эротические сцены возбуждали дам даже посильнее, чем парней, а девственно романтические, амурные не возбуждали никого.
Самыми возбуждающими для обоих полов водились сцены, в тот или другой функциональная роль приписывалась даме (видимо, так как это нарушает обыкновенный порядок вещей). Все-таки почти все дамы недооценивали ступень близкого настоящего физиологического возбуждения (мужчинам оценить степень близкой эрекции еще тривиальнее).
В природно-научной литературе женская сексуальность нередко рисуется как нечто девственно био. Это подходит ветхому культурному стереотипу, что дама воплощает в большей степени естественное начало в отличие от мужчины — начала культурного. Отсюда — бессчетные исследования, прослеживающие касательство женской сексапильной активности с менструальным циклом, и т. д.
Знаменито, что сексапильная активность дам неодинакова на различных стадиях менструального цикла, при этом это приблизительно соединено с степенью секреции эстрогенов. Все-таки экспериментальные предоставленные о этом противоречивы. Не считая того рост либо снижение сексапильной активности дамы может зависеть не совсем только от ее гормональных действий, да и от почти всех иных событий, к примеру, от вожделения жена либо наличия договоров.
Чтоб проверить это, южноамериканские ученые (Дольф Зиммерман и др.) обследовали, на какой стадии менструального цикла юные дамы преимущественно увлекаются и посильнее реагируют на просмотр эротических кинофильмов. Оказалось, что больший эротический энтузиазм дамы показали в постменструальный период. Приметно увеличивается он также непринужденно перед и во пора месячных. Против, в главные 7 дней 2-ой половины цикла энтузиазм к эротике понижается. Так что женское либидо, как и мужское, зависит от гормональных действий.
Гинекологи и эндокринологи с 1930-х годов интенсивно изучают так-называемый предменструальный синдром (либо предменструальное напряжение), состоящий в том, что во 2-ой половине менструального цикла у почти всех дам наблюдаются мигрени, тошнота, сердцебиение, дурное настроение, раздражительность, плаксивость и т. п. Гормональные предпосылки этого явления никаких колебаний не вызывают. Все-таки его психические и поведенческие следствия не всепригодны. Во-основных, они наблюдаются не у целых, а только лишь у половины дам. Во-вторых, потрясение настроений зависит не совсем только от био (менструальный цикл), да и от общественного (соотношение рабочих и выходных дней) ритма; неблагоприятная фаза менструального цикла веско невесомее переживается, ежели она приходится на выходной на днях, иногда гормонально обусловленные, связанные с предменструальным напряжением негативные эмоции уравновешиваются, компенсируются положительными переживаниями. В-третьих, сравнение потрясений настроения у 24 брачных пар в процесс долгого медли представило, что мужские настроения практически так же изменчивы, как и дамские, желая у парней нет менструального цикла.
Не настолько уж «травматичны» и главные менструации (менархе). Желая большая часть девченок испытывает в это пора какие-то противные переживания, это зависит не совсем только от физиологических действий, да и от их восприятия и оценки. Девченки-дети, тот или иной заблаговременно психологически подготовлены к этому событию, воспринимают его нетрудно как временную проблема, тот или иной полностью компенсируется ощущением ублажения от вступления в новейший, перспективный шаг развития. Требуется только лишь своевременное и правильное половое просвещение.
Протекание беременности также во многом зависит от соц договоров.
Общепсихологические, личностные причины решающим образом влияют и на природу дамского оргазма.
МУЖСКАЯ И ЖЕНСКАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ И.С. Кон,1998-2000
СЕКСУАЛЬНОСТЬ
Имя и сексуальность: мужчины
Имя и сексуальность: дамы
Сексапильная сопоставимость
Полосы ладошки: сексуальность
Тест на сексуальность

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий